Загрузка...

60 секунд

Новости за 60 секунд

«Аппарат полтора месяца не мыли. Нет времени». Журналистка «Страны» поработала за 350 гривен в сутки в точке по продаже хот-догов и шаурмы

После массового отравления шаурмой в Киеве «Страна» выяснила, кто и в каких условиях готовит в столице уличную еду. Наш корреспондент устроилась в одну из точек по продажу хот-догов и шаурмы, чтобы понять как это все выглядит изнутри. Начиная с самого процесса производства.

Девочку точно возьмут

На столичном рынке Петровка, несмотря на огромный поток людей, очереди выстраиваются лишь в двух случаях — к общественному транспорту и к шаурме. Ближневосточное блюдо, которое недавно отправило на больничные койки почти сотню человек все равно продолжает пользоваться популярностью.

Из небольшого выбора продавцов в поле зрения попадает женщина. Это редкость — дама, и вдруг — продавец шаурмы.

— Здравствуйте! А у вас шаурма свежая?

— Конечно. Все эти истории, что там кто-то отравился, не здесь произошли, у нас все хорошо. Не бойтесь, — улыбаясь продавец прихлопывает на столе парочку мух и начинает крутить лаваш.

— Если у вас хорошо, то может и подработать у вас можно?

— Это только через хозяина. Можешь номер телефона оставить, но вряд ли он перезвонит, у нас вроде все есть. Тебе надо идти туда, где мужчины работают, тем более, что все с Кавказа, точно девочку возьмут на работу.

В сотне метров от ее фургончика на колесах расположились конкуренты — парни в белых фартуках восточной внешности трудятся в жарком киоске. На ломанном руском мне рассказывают, что хозяина на месте нет, да и работу лучше искать через интернет — там постоянный спрос. На выходе с базара, замечаю пару осиротевших киосков — все они закрыты. Люди по привычке подходят за шаурмой, но эти точки продажи то ли проверка подкосила, то ли на всякий случай прикрыли.

«Мы хоть как-то моем продукты, а у других ничего не бери»

На сайте поиска работы объявления о вакансиях в фастфуде меняются ежечасно. Спустя сорок минут после публикации нашего объявления Татьяна сообщает, что в ее забегаловке штат укомплектован, но дарит надежду: «вроде еще на Нивках армяне ищут кого-то, узнайте там».

Следующий телефонный звонок недолго выдает гудки и мужской голос приглашает на стажировку.

«Рабочий день 12 часов — с 09.00 и до 21.00 где-то, пока все уберешь и закроешь. Минимум за сутки заработаешь 350 грн. Выплата один раз в неделю. Сейчас там какой-то кипиш с шаурмой, поэтому мы ее временно не делаем, только хот-доги».

Ну что ж. Хот-доги, так хот-доги.

Молодой человек представился Тарасом и рассказал, что бизнес ограничивается двумя киосками, в каждом из которых трудится по два сотрудника.

Штат сегодня укомплектован лишь наполовину, третий продавец — Ашот уехал в отпуск в Армению, поэтому они нуждаются в новом сотруднике. За пару дней обещают обучить всему, а затем сразу можно будет приступать к работе, о санитарных книжках — не слова.

На выходе из метро виднеется фургончик на колесах, а за ним киоск. Куратор моей стажировки указывает, где можно переодеться, при этом не напоминая и не проверяя — вымыты ли руки для приготовления пищи?

Мамид — так зовут моего фастфудного наставника приехал в Украину из Узбекистана еще в 90-х годах. Тогда он сюда возил одежду на продажу, но когда растаможка для него стала не по карману, то переквалифицировался. В этом киоске он работает лишь второй месяц.

— Сейчас работа не сложная, шаурму не делаем, поэтому быстро научишься. Вчера 30 человек ушло, когда узнало, что шаурмы нет, а это почти тысяча гривен. Торговля никакая.

— А почему не делаете? С мясом проблемы?

— Нет, на мясо все есть документы. Сейчас же проверки идут, вот на ВДНХ были, и на Вокзальной были. Не хочется, чтобы и к нам приходили. Надо просто этот аппарат вымыть хорошо, а то его давно не мыли. Лучше все подготовить и сделать, как надо.

— А если придут? Вот в меню написано ведь, что есть шаурма…

— Мы же убрали аппарат для приготовления шаурмы, а так скажем, что больше не делаем.

Железный агрегат, на котором еще недавно готовили мясо на шаурму, сейчас спрятан на полу за прилавком, подальше от посторонних глаз. Слой жира и сажи с первого раза Мамиду не удается смыть, тем более, когда воды вообще нет.
Вот на таких аппаратах готовят еду, фото: Cтрана

— Воду нужно экономно использовать, так как видишь у нас есть ведро чистой воды и есть маленькое ведерко, куда сливаем грязную воду. Грязное ведро можно вылить только вечером, когда людей будет мало и никто не будет видеть этого. В тазик налита вода — там овощи можно мыть, зелень мы ходим на заправку мыть. Но у нас, как видишь все же продукты моются. В других заведениях ты лучше вообще ничего с мясом не покупай. Поверь, я знаю, что там ничего не моют, — рассказывает кулинарный гуру.

Воды в киосках практически нет, фото: Страна

Царство мух

Как только температура на улице поднимается до +30, в киоске становится еще жарче, не спасает и кондиционер — непривычный запах на импровизированной кухне и пар от плиты делают воздух сухим, а огромное количество мух постоянно заставляет делать физические упражнения, отмахиваясь от них. Как гирлянды под потолком развешаны липкие ловушки для насекомых, но похоже это не особо помогает — сосиски на прилавке лакомое место для мух, но по эстетическим соображениям над этой продукцией перед покупателями подобных лент не развесишь.

«Свежая» партия полуфабрикатов прибыла, фото: Cтрана

— Осенью, когда студенты будут, на соседке нашей — на студии Довженко — работа оживится, да и все вернутся в город с отдыха, работы будет больше. Тогда в день можно заработать 500-600 грн. Сейчас же главное не растерять постоянных клиентов, которые за шаурмой приходят», — волнуется Мамид.

По его словам летом в день получается заработать минимум 350 гривен. Если брать 20 рабочих дней — то выходит 7000 гривен. Осенью заработок выше — за 20 дней получается 10 000 гривен.

«Но это если работать с выходными. Но в нашем бизнесе так мало кто делает. Работают каждый день», — делится нюансами трудового распорядка мой наставник.

За пару часов работы нам удалось продать лишь 7 хот-догов. Большая часть клиентов мужчины — рабочие с соседней стройки, офисные сотрудники. О качестве и свежести продуктов практически никто и не спрашивает, многие здесь не впервые. Интересуются: «А где Ашот?

Скромные размеры фастфуда не дают особо развернутся, от непривычной тесноты постоянно задеваю футболку о край стола, зацепки на ней с пятнами от томата намекают, что это ее последний рабочий день.

Все колбасные изделия хранятся в холодильнике, туда лишь не умещается ящик с подвявшими помидорами, пакеты с хлебом и лаваш. Этой продукции место на полочках приходится делить с моющими средствами, перчатками и косяком мух.

— Ты прости, если я тебя за день несколько раз случайно задену. Не подумай, что я пристаю к тебе. Просто здесь очень мало места, — застенчиво говорит Мамид.

— Да, я заметила. Кажется одному человеку только удобно работать на такой площади.

— Одному неудобно, тогда ничего не успеешь и будет еще грязнее, чем сейчас. Вот аппарат для шаурмы наверное где-то полтора месяца не мыли. Нет времени.

Видео: Страна

Мамид натягивает очередную пару одноразовых перчаток и вновь начинает готовить заказ, показывая мне, что пора протереть стол. Несмотря на все старания моего учителя, содержать этот киоск в надлежащих санитарных нормах не получается — на полу уже растекся жир от мойки апарата для шаурмы, мух слетелось еще больше, чем прежде, а сверху на пол свисает пакет с хлебом, который вот-вот уйдет кому-то на хот-дог.

Мамид мне доверил делать заготовки — нарезка овощей и приготовление соуса.

Зоне приготовления на кухне отведено не больше 50 сантиметров, овощи приходилось мыть в уже использованной воде — под вечер мыть продукты не было смысла, так как вода стала грязной — ингредиенты приходилось просто протирать.

Мамид инструктирует, как правильно делать нарезку попутно поучая способ приготовления еды в отсутствии воды.

— Вообще надо все резать на доске, но воды нет, поэтому ее постоянно не станешь мыть. Вот я и режу просто на столе, неплохо было бы его до этого протереть. Остатки от помидоров, огурцов и перца никогда не выкидывай — это будущий соус. Для того, чтобы овощи на прилавках выглядели постоянно свежими нужно раз с периодичностью подрезать немного новых продуктов, но только свежее кладешь немного наверх миски, а все остальное под ними.

Соусы, которым заправляют лаваши и шаурму готовятся тоже по особому рецепту. Все овощные отходы — помидоры, огурцы и перец наполовину с водой смешиваются в блендере, несколько минут — кулинарная заправка готова.

Как «вчерашнее» становится «завтрашним»

Мамид целый день периодически отвлекается на чистку аппарата для шаурмы. Это для него настоящий вызов.

В дело пошли все известные порошки, но сажу с труб так и не удалось убрать до конца. Тем временем в киоск заглядывает мужчина — в коробке приносит партию сосисек, срок годности — конец августа.

— Достань с холодильника пакеты с кетчупом, надо их перелить в красные банки, чтобы удобно было готовить.

— Почему пакеты без этикетки и не подписаны, что это за кетчуп? — интересуюсь я.

— Не знаю, так наверное, дешевле запаковывать.

— Может это конфискат?

Мой вопрос остался без ответа, через несколько минут на кухне появляется кусок копченого мяса в пакете. Мамид хоть и уверял, что документы на такую продукцию есть — в киоск его внесли без указания даты на упаковки и срока хранения. Продегустировав колбасу, Мамид принял решение часть соусов заменить на прилавке, так как они были заготовлены еще с вечера: «Сейчас жарко, все быстро портится, а вообще с вечера заготавливаю по возможности. Вчерашний соус можно перелить в банку, добавить свежих помидоров и все будет отлично».

После добавления свежих ингредиентов «вчерашнее» становится «завтрашним». Пока Мамид подсчитывал, что дневной расход превысил доход, мои руки продолжали чесаться от грязной воды и хотелось скорей смыть этот запах.

Футболка должна четко уйти в мусорное ведро. Отстирать ее не удастся — красные пятна плотно въелись в ткань.

Прощаюсь с Мамидом до завтра. Хотя уже знаю, что утром ему позвоню и скажу, что моя работа окончена…

«Массовое отравление мы связываем с конкретной партией»

Первый заместитель Госпотребслужбы Александр Овчаренко:

«Отработка точек продажи шаурмы продолжается. На днях мы сформировали бригаду, которая должна будет проводить проверку каждый день. Случай, который произошел с массовым отравлением мы связываем с одной конкретной партией продуктов. Нельзя говорить, что виноват какой-то поставщик, степень вины может быть и у водителя, который мог быть болен, но развозил продукты. Сейчас мы ждем результатов досудебного расследования».

Источник

Октябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

НАША ПОСЕЩАЕМОСТЬ

Copyright © 2018 60 секунд